Как болят глаза при аденоме гипофиза?

Для цитирования: Серова Н.К. Офтальмологическая симптоматика аденом гипофиза // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2001. №4. С. 154

Ophthalmologic symptoms of the chromophobe adenoma

Serova N.K.
Author of the article describes clinical manifestations of chromophobe adenoma, paying special attention to ophthalmological features.

Среди всех опухолей, поражающих гипофиз, аденома занимает первое место. Обычно аденома гипофиза встречается у взрослых, но иногда опухоль обнаруживается и в детском возрасте (Zimmerman, 1969; Shalet, 1986; Раrtington et аl., 1994; Мindermann, Wilson, 1995).

Аденома гипофиза – доброкачественная опухоль, развивающаяся из передней доли гипофиза. В настоящее время опухоли классифицируются, как секретирующие и несекретирующие.
Клинические проявления аденомы гипофиза
Клиническая манифестация аденомы гипофиза разнообразна и зависит, во–первых, от типа опухоли (секретирующая, несекретирующая); во–вторых, от окружающих опухоль структур и степени их сдавления.
Опухоль небольших размеров (микроаденома – до 10 мм в диаметре), локализующаяся в пределах турецкого седла, проявляет себя эндокринными расстройствами. В силу характера клинических проявлений (нарушение менструального цикла, снижение потенции, развитие акромегалии) нередко аденому гипофиза выявляют на этом этапе развития заболевания. Однако если опухоль относится к несекретирующим или пациент не придает достаточного значения имеющимся у него эндокринным нарушениям, если аденома развивается у пациента в пожилом возрасте, то опухоль достигает размеров больших, чем размеры турецкого седла и по мере роста распространяется за его пределы. На этом этапе развития процесса и появляется, как правило, офтальмологическая симптоматика. Таким образом, от офтальмолога во многом зависит диагностика процесса, а следовательно, и своевременное лечение пациента. Вот почему так важно знать офтальмологические проявления заболевания.
Офтальмологическая симптоматика обусловлена локализацией и направлением преимущественного роста опухоли (О.Н. Соколова, 1959). Аденома гипофиза может распространяться в различных направлениях.
Чаще опухоль, увеличиваясь в размере, распространяется за пределы турецкого седла через естественное отверстие в диафрагме седла и растет вверх по направлению к зрительному пути на основании мозга; к хиазме и интракраниальному отрезку зрительных нервов – интра–супраселлярный рост. Супраселлярный рост опухоли приводит, как правило, к развитию хиазмального синдрома.
Хиазмальный синдром включает в себя битемпоральные дефекты поля зрения (рис. 1) и побледнение дисков зрительных нервов по типу первичной нисходящей атрофии.
При наиболее часто встречающемся срединном варианте расположения хиазмы опухоль начинает сдавливать центральные перекрещенные волокна нижней поверхности хиазмы, идущие от носовых половин сетчатки. Клинически это проявляется появлением дефектов в верхних височных квадрантах поля зрения на обоих глазах – начальный хиазмальный синдром.
Следует отметить, что дефекты в поле зрения поначалу можно выявить только с помощью цветных объектов, красного и зеленого. Исследование поля зрения на цвета более чувствительно, чем кинетическая периметрия на белый цвет. Острота зрения на этом этапе развития заболевания, как правило, сохраняется нормальной. Диски зрительных нервов обычной окраски. Постепенно, по мере роста опухоли, усугубляются битемпоральные дефекты поля зрения, начальный хиазмальный синдром переходит в развернутый хиазмальный синдром с полным или почти полным выпадением височных половин поля зрения. Появляется побледнение дисков зрительных нервов преимущественно в височной половине – развивается первичная нисходящая атрофия зрительных нервов. Важно знать, что изменения на глазном дне наступают спустя месяцы от момента развития первых дефектов поля зрения.
Нередко, к сожалению, пациенты не фиксируют внимания на периферических дефектах в поле зрения и обращаются к офтальмологу только тогда, когда появляется понижение остроты зрения. Справедливости ради следует сказать, что порой и врачи не придают должного значения жалобам пациентов в случае сохранной остроты зрения и/или нормального диска зрительного нерва. Пациенты годами наблюдаются и лечатся у офтальмологов по поводу атрофии зрительного нерва.
Понижение остроты зрения имеет место при воздействии опухоли на интракраниальный отрезок зрительных нервов, когда в процесс вовлекается папилло–макулярный пучок. Это происходит либо при непосредственном сдавлении зрительного нерва опухолью, либо в результате смещения его опухолью и придавливания нерва к серповидной связке или костным структурам интракраниального отверстия зрительного канала. Клинически симптом воздействия на интракраниальный отрезок зрительного нерва проявляется центральной или парацентральной скотомой. Но чаще это сочетается с периферическими височными дефектами поля зрения.
Понижение остроты зрения возможно и в результате распространения височного дефекта поля зрения на центральную зону.
Понижение остроты зрения может быть на одном или на обоих глазах. Сочетание понижения остроты зрения на одном глазу или на обоих, но разной степени выраженности, и битемпоральных дефектов поля зрения приводит к развитию асимметричного хиазмального синдрома, свидетельствующего об асимметричном росте опухоли.
Понижение остроты зрения, которое появляется прежде или в относительно короткий срок после развития битемпоральных дефектов поля зрения, указывает на преимущественный рост опухоли кпереди – супраселлярно–антеселлярно или о заднем расположении хиазмы. При таком расположении хиазмы опухоль локализуется перед хиазмой, воздействуя в первую очередь или преимущественно на интракраниальные отрезки зрительных нервов.
Внимание пациента также могут привлекать парацентральные битемпоральные скотомы. Острота зрения при этом бывает высокой. Наличие таких дефектов поля зрения свидетельствует о сдавлении задне–верхних отделов хиазмы, вблизи расположения папилло–макулярного пучка. Подобная симптоматика имеет место при росте опухоли интраселлярно и преимущественно кзади – супраселлярно–ретрохиазмально или при переднем расположении хиазмы. Характерной первой жалобой пациентов при таком варианте роста опухоли может быть жалоба на затруднение при чтении. Следует, однако, оговорить, что такой тип зрительных расстройств при аденоме гипофиза встречается достаточно редко.
В силу различных причин, в частности, из–за строения диафрагмы турецкого седла, опухоль может распространяться не столько кверху, сколько латерально, в сторону кавернозного синуса – латероселлярный рост. Зрительные нарушения, которые присутствуют при этом росте опухоли, чаще представлены асимметричным хиазмальным синдромом со значительным, вплоть до практической слепоты, понижением остроты зрения на одном глазу. Может также развиться одноименная (односторонняя) гомонимная гемианопсия (рис. 2) в результате воздействия опухоли на зрительный тракт. Дефекты поля зрения появляются в половине поля зрения на стороне, противоположной локализации опухоли. Офтальмологи должны быть внимательны, поскольку дефекты поля зрения при латероселлярном росте опухоли и развитии асимметричного хиазмального синдрома или гомонимной трактусной гемианопсии появляются в носовой половине поля зрения на глазу на стороне преимущественного роста опухоли (рис. 3). Это может спровоцировать ошибочную диагностику глаукомы.
Помимо зрительных расстройств, характерным для латероселлярного направления роста опухоли является наличие глазодвигательных нарушений в результате либо сдавления медиальной стенки кавернозного синуса опухолью, либо непосредственной инфильтрацией опухолью структур кавернозного синуса.
Несмотря на то, что глазодвигательные расстройства при аденоме гипофиза встречаются значительно реже, чем зрительные расстройства, от 1,4% до 4,5% по данным различных авторов (Younge, 1978; Тrautmann, Laws, 1983; Аnderson еt аl., 1983; Gittenger, 1998), значимость их высока, в особенности если ими манифестирует опухоль. Чаще поражается глазодвигательный нерв. Начинается процесс с птоза или полуптоза верхнего века. Ограничение подвижности глазного яблока вверх, вниз развивается позднее. Зрачковая функция, как подчеркивают Robert еt аl. (1975), нередко бывает сохранной или страдает незначительно.
Полная офтальмоплегия – явление редкое и обычно развивается остро в случае кровоизлияния в опухоль.
Небольшой (1–3 мм) экзофтальм – еще один симптом, который может свидетельствовать о латероселлярном росте опухоли. Он развивается в ответ на затруднение оттока крови по венам глазницы в кавернозный синус в случае инфильтрации его опухолью. Другой причиной экзофтальма является непосредственное распространение опухоли в глазницу, обычно по венозным коллекторам, через верхнюю глазную щель. Однако следует заметить, что это явление достаточно редкое (Акшулаков с соавт., 1986).
Диагностика и лечение аденом гипофиза
Диагностика аденомы гипофиза в настоящее время не представляет особых сложностей. Помимо рутинной краниографии, при которой, как правило, имеют место характерные признаки опухоли этой локализации (увеличение размеров турецкого седла, расширение его входа, выпрямление спинки), процесс диагностируется с помощью КТ и МРТ (особенно значимо при микроаденоме) головного мозга.
Специфическая радиоиммунологическая техника обеспечивает определение концентрации гормонов в сыворотке крови, вырабатываемых передней долей гипофиза.
Иммуноцитологическая техника в сочетании с данными светового и электронного микроскопа способна идентифицировать эти гормоны в ткани опухоли.
Арсенал лечебных мероприятий при аденомах гипофиза достаточно большой. Возможные методы лечения аденомы гипофиза:
• прямое хирургическое вмешательство (транссфеноидальный и транскраниальный доступы);
• радиохирургию протонным пучком,
• медикаментозное лечение парлоделом.
Телегамматерапия в настоящий момент практически не применяется. Выбор типа лечения остается за нейрохирургами и эндокринологами.
Прогноз восстановления зрительных функций после лечения аденом гипофиза, в том числе и хирургического, зависит от нескольких факторов. Помимо величины, распространенности и преимущественного роста опухоли, особенностей хирургического удаления опухоли, большое значение имеют характер, степень и длительность зрительных нарушений до начала лечения, выраженность атрофического процесса в зрительных нервах, т.е. стадии зрительных нарушений (ранняя или поздняя), что, в свою очередь, напрямую связано с топографо–анатомическим расположением опухоли.
Все это свидетельствует о большой ответственности офтальмолога в своевременной диагностике аденомы гипофиза и реабилитации пациентов после лечения.
Практические рекомендации
При жалобах пациента на зрительные нарушения первостепенное значение имеет тщательное исследование поля зрения для выявления характера дефектов поля зрения. При этом уместно вспомнить высказывание Бинга и Брюкнера: «результаты точного исследования поля зрения нередко выводят на путь правильной топической диагностики и в особенности ранней (!) диагностики», которое, несмотря на совершенство современных методик исследования зрительных функций, в полной мере сохраняет свою актуальность.
При наличии атрофии зрительного нерва так называемой «неясной этиологии» в обязательном порядке следует провести КТ или МРТ головного мозга.
При выявлении объемного образования в хиазмально–селлярной области в первую очередь показана консультация в нейрохирургическом учреждении.

Литература

1. Акшулаков с соавт. Вопр. Нейрохирург.,1986, № 4 .
2. Р. Бинг, Р. Брюкнер в кн. Мозг и глаз. М., Медгиз. 1959.
3. О.Н.Соколова в кн. Офтальмологические симптомы опухолей головного мозга. М., Медгиз 1959
4. Anderson et al. Ophthalm. 90: 1265–1270, 1983
5. Gittenger J.W. in Clin. Neuro–Ophth. 1998 ed. N.R. Miller 6. Mindermann, Wilson. Neurosurg. 36: 259–269, 1995
7. Partington et al. J. Neurosurg. 80:209–216, 1994.
8.Robert et al. Arch Pathol. 99: 625–633, 1975.
9. Shalet S.M. Acta Endocrinol. 113 (suppl. 279), 1986.
10. Trautmann J.C, Laws E.R. Am J.Opht 96, 200–208, 1983.
11. Younge R.L. (1978) (цит. по Clin. Neuro–Ophth. 1998 ed. N.R. Miller)
12. Zimmerman H.M. Ann NY Acad Sci 159: 337–359, 1969.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Гипофиз человека представляет собой небольшой орган, имеющий форму эллипса и расположенный под основанием головного мозга в турецком седле основной кости. Средние размеры гипофиза в передне-заднем направлении — 10 мм, в дорзо-вентральном направлении — 6 мм и в поперечном направлении — 13 мм, вес гипофиза в среднем 0,57 г.

Гипофиз состоит из трех долей, различных по своему развитию, строению и функциям: передней, или железистой, задней, или нервной, и промежуточной. Передняя доля гипофиза развивается из эктодермы глотки, которая в виде длинного выпячивания (кармана Ратке) растет по направлению к нервной доле. Вершина этого выпячивания, смыкаясь с нервной долей, образует промежуточную долю. Нервная доля развивается из выпячивания межуточного мозга в области серого бугра и впоследствии почти целиком оказывается окруженной передней долей. Эпителиальный тяж, соединяющий переднюю долю гипофиза с глоточным эпителием, постепенно редуцируется, и в дальнейшем эта связь окончательно прерывается. Однако остатки этого тяжа в виде островков клеток, сходных по своему строению с клетками передней доли гипофиза, могут встречаться в стенке глотки, в infundibulum и в сфеноидальной пазухе.

Передняя доля гипофиза состоит из тяжей эпителиальных клеток, отделенных друг от друга широкими капиллярами и некоторым количеством соединительной ткани. По интенсивности окрашивания клетки передней доли делятся на две основные группы — хромофильные и хромофобные. Способность хромофильных клеток к более сильному окрашиванию обусловлена наличием зерен в цитоплазме. По отношению к краскам хромофильные клетки в свою очередь делятся на базофильные и ацидофильные, или эозинофильные. Задняя доля состоит из клеток эпендимы, нейроглии и больших веретенообразных клеток.

Гипофиз представляет собою железу внутренней секреции, продуцирующую ряд гормонов. Для понимания клиники заболеваний хиазмы при опухолях гипофиза имеют значение гормоны передней его доли. Передняя доля выделяет ряд гормонов, в частности гормон роста, два гонадотропных гормона, тиреотропный и адренотропный гормоны. Гормон роста регулирует рост организма. Гонадотропные гормоны стимулируют сперматогенез и развитие фолликулов в яичниках, а также развитие интерстициальных клеток в семенниках и лютеиновых клеток в яичниках. Тиреотропный и адренотропный гормоны регулируют деятельность щитовидной железы и надпочечников. Имеется также много фактов, указывающих на связь передней доли гипофиза с углеводным, жировым и белковым обменом. Значительная доля этого влияния на процессы обмена должна быть отнесена за счет гормона роста, тиреотропного и адренотропного гормонов. Некоторые авторы предполагают, что влияние на обмен веществ осуществляется особым метаболическим гормоном, также продуцируемым передней долей гипофиза.

Некоторые клинические наблюдения указывают на то, что образование отдельных гормонов связано с жизнедеятельностью различных клеток передней доли. Так, гормон роста и тиреотропный гормон образуются в эозинофильных клетках, адренотропный гормон — в базофильных клетках.

Большинство опухолей гипофиза представляет собою аденомы передней доли. В зависимости от гистологического строения они разделяются на эозинофильные, базофильные и хромофобные. Опухоли гипофиза при своем росте оказывают давление на хиазму, разрушают турецкое седло и обусловливают разнообразные эндокринные симптомы.

Эндокринные симптомы имеют важное значение для диагностики, так как позволяют отличить заболевания хиазмы, вызванные опухолями гипофиза, от заболеваний хиазмы иного происхождения. Из многочисленных эндокринных расстройств, наблюдающихся при опухолях гипофиза, наиболее существенными являются следующие:

  • акромегалия,
  • адипозогенитальная дистрофия,
  • болезнь Иценко-Кушинга,
  • несахарный диабет,
  • ожирение и расстройство половых функций (преждевременное прекращение месячных, отсутствие libido sexualis).

Акромегалия обусловлена усиленной секрецией гормона роста в связи с эозинофильной аденомой гипофиза. При акромегалии отмечается увеличение всего скелета и мягких тканей. Особенно это заметно на лице и в дистальных частях конечностей. Лицо увеличивается в ширину и длину, черты лица грубеют. Нос и нижняя челюсть резко выдаются вперед, язык становится широким и толстым. Сильно увеличиваются кисти рук и ступни. Весьма характерным является указание больных, что им уже во взрослом состоянии приходится из года в год менять номера обуви, перчаток и головных уборов. Акромегалия сопровождается также вышеуказанными расстройствами половых функций.

Болезнь Иценко-Кушинга вызывается базофильной аденомой гипофиза. Основные признаки заболевания состоят в следующем: ожирение, охватывающее лицо, шею и туловище, причем конечности остаются худыми; темноватый или цианотический цвет кожи с багровыми полосами; расстройство половых функций, повышение кровяного давления, тенденция к гипертрихозу лица и туловища у женщин, утомляемость и общая слабость.

Адипозогенитальная дистрофия наблюдается при хромофобной аденоме гипофиза. У мужчин она характеризуется патологическим ожирением, причем жир распределяется по женскому типу: в области бедер, грудных желез и лобка. У женщин развивается резкое ожирение. Как у мужчин, так и у женщин вторичные половые признаки не выражены, отмечается расстройство половых функций.

Несахарный диабет характеризуется повышенной жаждой, полиурией, низким удельным весом мочи, общим исхуданием.

Наблюдающееся при опухолях гипофиза расстройство половых функций обусловлено подавлением секреции гонадотропных гормонов.

В связи с многообразием эндокринных расстройств при опухолях гипофиза следует у всех больных с заболеваниями хиазмы не только проводить общее исследование больного с целью выявления вышеуказанных симптомов, но также особенно тщательно собирать анамнез. В анамнезе большое значение имеют указания на повышенную жажду, ожирение, исхудание и расстройство половых функций. У женщин особое внимание следует обращать на преждевременное прекращение месячных как один из часто наблюдающихся признаков опухоли гипофиза. На все эти моменты надо обращать внимание не только при достоверно установленных заболеваниях хиазмы, но также и при атрофиях зрительных нервов неясной этиологии, так как они нередко вызываются заболеваниями хиазмы.

Эндокринные расстройства наблюдаются отнюдь не при всех аденомах гипофиза. Они часто отсутствуют при хромофобных аденомах. Аденомы гипофиза без эндокринных расстройств рядом авторов выделяются в особую клиническую группу, обозначаемую термином «офталмическая форма», где ведущими являются (кроме разрушения турецкого седла) глазные симптомы.

Меркулов среди 71 больного с опухолями гипофиза, сопровождавшимися заболеванием хиазмы, наблюдал акромегалию у 34, адипозогенитальную дистрофию — у 10, гигантизм — у 1 и офталмическую форму — у 26.

Среди 50 больных с опухолями гипофиза, сопровождающимися заболеваниями хиазмы, мы наблюдали следующие эндокринные расстройства: акромегалию — у 16, адипозогенитальную дистрофию — у 2, болезнь Иценко-Кушинга — у 1, отсутствие месячных — у 9. При этом у некоторых больных одновременно наблюдалось несколько эндокринных симптомов. У 30 больных эндокринных симптомов не было.

По характеру опухоли гипофиза больные распределялись следующим образом: эозинофильная аденома — у 18, хромофобная аденома — у 6 и базофильная аденома — у 1, у 25 больных характер опухоли установлен не был.

Опухоли гипофиза при своем росте в той или иной степени разрушают турецкое седло. В связи с этим для диагностики заболеваний хиазмы, обусловленных опухолями гипофиза, и отличия их от заболеваний хиазмы другой этиологии большое значение имеют обнаруживаемые на рентгенограмме черепа изменения в этой области. Эти изменения несколько различны при эозинофильной и хромофобной аденомах (Балтин, Копылов). Наиболее характерную картину дают эозинофильные аденомы. При этих опухолях обычно отмечается равномерное расширение турецкого седла, которое приобретает шарообразную форму. Дно седла равномерно опускается, и контур его становится параллельным дну основной пазухи. Вход в седло обычно не изменен. Спинка седла истончается и как бы удлиняется. Это кажущееся удлинение обусловлено углублением дна турецкого седла. Контуры седла при эозинофильных аденомах гладкие и ровные.

Несколько иную картину дают хромофобные аденомы. При них турецкое седло больше увеличено в передне-заднем направлении, чем в глубину. Последнее приводит к расширению входа в турецкое седло. Стенки седла и клиновидные отростки истончены, дно седла в отдельных участках неравномерно опущено книзу. Контуры седла не такие ровные и гладкие, как при эозинофильных аденомах.

Описанная выше рентгенологическая картина меняется в зависимости от направления роста опухоли. Когда опухоль гипофиза растет преимущественно кзади, может наступить настолько сильное истончение спинки, что она почти совсем не диференцируется. В дальнейшем может быть и полное разрушение спинки. При этом остатки задних клиновидных отростков сохраняются в виде одной или двух тонких линий, едва диференцирующихся над седлом. При росте опухоли кпереди разрушаются передняя стенка и бугорок седла. Опухоль, растущая кверху, разрушает вход в седло. Опухоль, растущая книзу, вызывает изменения со стороны дна турецкого седла. Большинство авторов полагает, что тонкое дно турецкого седла под влиянием давления опухоли узурируется и быстро разрушается. При росте опухоли книзу и в сторону турецкое седло становится двух- или многоконтурным. В некоторых случаях наступает полное разрушение турецкого седла. Тогда на рентгенограмме диференцируются только передние клиновидные отростки.

Из глазных симптомов раньше всего выявляются изменения поля зрения. В самом начале заболевания эти изменения наблюдаются еще при нормальном глазном дне и при полной или слегка пониженной остроте зрения. Вызвано это тем, что опухоль гипофиза при росте кверху сдавливает волокна в медиальной части хиазмы у ее нижней поверхности. Острота зрения при этом остается еще нормальной, так как папилло-макулярные волокна расположены в хиазме не у нижней ее поверхности, а несколько выше, ближе к верхней поверхности. Глазное дно остается нормальным, так как требуется длительное время для того, чтобы атрофический процесс, развивающийся в хиазме под влиянием сдавления, спустился до глазного дна.

Под влиянием давления опухоли на нижнюю поверхность хиазмы в ее медиальной части развиваются битемпоральные дефекты поля зрения. При этом может возникать любая из разновидностей битемпоральной гемианопсии, имеющих место при заболеваниях хиазмы, приведенных нами выше в табл. 25.

Бэкэй приводит следующие данные о состоянии поля зрения (табл. 26).

Таблица 26. Изменения поля зрения при опухолях гипофиза (по Бэкэю)

Среди наблюдавшихся нами 50 больных с заболеваниями хиазмы при опухолях гипофиза отмечались следующие формы битемпоральной гемианопсии (табл. 27).

Таблица 27. Изменения поля зрения при заболеваниях хиазмы в связи с опухолями гипофиза

Соколова среди 240 больных, оперированных в Нейрохирургическом институте имени Бурденко по поводу опухолей гипофиза, наблюдала следующие состояния поля зрения.

Эти наблюдения позволяют сделать некоторые выводы о характере изменений поля зрения при заболеваниях хиазмы на почве опухолей гипофиза. Прежде всего обращает внимание большое разнообразие форм битемпоральной гемианопсии. Редко встречаются различные виды центральных скотом. Мы наблюдали их только у 5 больных (битемпоральные скотомы — у 1, темпоральная скотома на одном глазу — у 3 и центральные скотомы в сочетании с битемпоральным сужением — у 1).

Редкость центральных скотом (как гемианопических, так и негемианопических) при опухолях гипофиза имеет диференциально-диагностическое значение, так как при некоторых заболеваниях хиазмы другой этиологии, как, например, при оптохиазмальном арахноидите, они встречаются очень часто.

Следует отметить, что наиболее типичная форма битемпоральной гемианопсии, а именно — полная битемпоральная гемианопсия, при опухолях гипофиза встречается реже, чем другие формы гемианопсии. Частыми формами изменений поля зрения при опухолях гипофиза являются битемпоральное сужение поля зрения и темпоральная гемианопсия (полная или частичная) на одном глазу при слепоте другого глаза. Необходимо еще раз подчеркнуть значение битемпорального сужения как одной из форм битемпоральной гемианопсии при опухолях гипофиза, так как на практике это обстоятельство часто недооценивается. Нередко при опухолях гипофиза наблюдается резко выраженная асимметрия изменений поля зрения на обоих глазах, проявляющаяся в различных клинических вариантах. Наиболее частым выражением такой асимметрии является темпоральная гемианопсия на одном глазу в сочетании со слепотой второго глаза. Кроме того, нами наблюдались еще следующие формы асимметрии дефектов поля зрения: полная битемпоральная гемианопсия с центральной скотомой в носовой половине поля зрения одного глаза, полная битемпоральная гемианопсия с резким сужением носовой половины поля зрения на одном глазу, полная темпоральная гемианопсия на одном глазу с частичной темпоральной гемианопсией на другом и частичная битемпоральная гемианопсия с резкой асимметрией дефектов поля зрения на обоих глазах. Развитие асимметричных дефектов поля зрения при битемпоральной гемианопсии на почве опухолей гипофиза отмечает также Браунштейн (Braunstein). Частота отдельных форм асимметрии дефектов поля зрения, по нашим наблюдениям, представлена в табл. 28.

Таблица 28. Частота отдельных форм асимметрии дефектов поля зрения при опухолях

Развитие значительных асимметрий дефектов поля зрения обусловлено тем, что опухоли гипофиза иногда растут преимущественно в одном каком-нибудь направлении — кпереди или кзади — либо уклоняются от средней линии вправо или влево. Эти особенности роста опухоли находят свое выражение, как было указано выше, и в характере разрушений турецкого седла. При преимущественном распространении в том или ином направлении опухоль оказывает давление не только на перекрещенные волокна, расположенные в медиальной части хиазмы, но и на латеральную часть хиазмы одной стороны или на внутричерепную часть одного из зрительных нервов, что и приводит к развитию асимметрических дефектов поля зрения.

Большая частота асимметричных дефектов поля зрения при заболеваниях хиазмы в связи с опухолями гипофиза имеет существенное практическое значение. Она показывает, что симметрия или асимметрия дефектов различных форм битемпоральной гемианопсии не может быть использована в целях диференциальной диагностики между опухолями гипофиза и другими опухолями области турецкого седла. В динамике изменений поля зрения при опухолях гипофиза различаются некоторые закономерности. Как указывает ряд авторов (Кушинг, Меркулов, Трэкуер), изменения поля зрения часто развиваются в следующей последовательности. Сужения границ поля зрения сперва возникают в верхневисочных квадрантах, затем переходят на нижневисочные квадранты, после чего постепенно развивается битемпоральная гемианопсия. По нашим наблюдениям, одним из ранних проявлений изменений поля зрения является сужение границ верхневисочных квадрантов на малую белую метку (2 или 1 мм) при нормальных границах на белую метку в 5 мм. В дальнейшем появляется сужение нижненосовых квадрантов. Дольше всего сохраняются верхненосовые квадранты и даже в далеко зашедших случаях иногда сохраняются остатки поля зрения в этих участках. Исследования ряда авторов (Волкер, Трэкуер, а в последнее время Шамлин и Давыдов) показали, что начальные изменения поля зрения в верхневисочных квадрантах особенно хорошо выявляются при кампиметрии с применением небольших белых объектов (1—3 мм на расстоянии 2 м).

Из всего изложенного выше следует, что при опухолях гипофиза необходимо тщательное исследование поля зрения для выявления начальных изменений в верхневисочных квадрантах. Небольшие такие изменения заслуживают особого внимания, и больные с подобного рода изменениями должны находиться под длительным регулярным наблюдением.

В случаях, когда изменения поля зрения протекают с развитием битемпоральных центральных скотом, по данным Трэкуера, наблюдается следующая последовательность развития. Начальные изменения характеризуются сужением поля зрения в верхневисочных квадрантах, которое сперва выявляется только в центральной зоне поля зрения малыми белыми объектами в 1/2000; при исследовании более крупными объектами (5/330 и 1/330) поле зрения представляется нормальным. Изменения внутренних изоптер в верхневисочных квадрантах не переходят за вертикальный и горизонтальный меридианы. К этому присоединяются вскоре квадрантные гемианопические скотомы, расположенные у верхушки верхневисочных квадрантов и резко ограниченные у вертикального и горизонтального меридианов. Скотомы в дальнейшем расширяются кверху и сливаются с периферическим сужением. Затем они растут книзу и переходят в нижневисочные квадранты. Одновременно происходит сужение границ в нижневисочных квадрантах, и скотомы в этих квадрантах также сливаются с границей периферического сужения. В результате всех этих изменений поле зрения приобретает следующий вид: внутренняя граница битемпоральных гемианопических скотом в виде прямой линии проходит по вертикальному меридиану, наружная граница имеет Дугообразную форму. Кнаружи от скотом по периферии височных половин сохраняются серповидные участки поля зрения. Эти периферические височные островки поля зрения постепенно уменьшаются в размерах (при применении достаточно больших объектов их можно обнаружить и в поздних стадиях заболевания). В дальнейшем как скотомы, так и сужения границ поля зрения переходят на носовую половину, захватывая сперва нижненосовые, а затем и верхненосовые квадранты.

Иногда последовательность развития изменений поля зрения может быть иной, чем только что было описано. Так, после развития изменений в верхневисочных квадрантах могут возникнуть изменения в верхненосовых квадрантах, что в совокупности приводит к выпадению верхней половины поля зрения. В других случаях изменения поля зрения появляются одновременно в верхневисочных и нижневисочных квадрантах, вследствие чего возникает битемпоральное сужение при нормальных носовых границах.

Ниже приводится наше наблюдение, иллюстрирующее типичную динамику изменений поля зрения при опухолях гипофиза.

Наблюдение 28. Больной П-р Г., 57 лет, обратился в январе 1948 г. в поликлинику Ленинградского института глазных болезней. В августе 1947 г. заметил понижение зрения на оба глаза и выпадение височных половин поля зрения. В январе 1948 г. при общем обследовании найдено следующее: RW в крови отрицательная, придаточные полости носа не затемнены, со стороны центральной нервной системы ничего патологического не обнаружено. На рентгенограмме турецкого седла выявлены изменения, характерные для интраселлярной опухоли. Эндокринных расстройств нет. Зрачки равномерны, реакция на свет и установку вблизи живая. Движения глазных яблок не ограничены. Соски зрительных нервов бледноваты, границы отчетливы, артерии сужены. Острота зрения правого глаза 0,4, с коррекцией 0,7. Острота зрения левого глаза 0,1, с коррекцией 0,6. В поле зрения (рис. 30)

Pис. 30

при исследовании белой меткой в 5 мм границы нормальны, белой меткой в 1 мм — на правом глазу сужение в верхневисочном квадранте, на левом глазу — нормальны. Кроме того (при исследовании меткой в 1 мм), имеются битемпоральные парацентральные относительные скотомы. На красный цвет выпадение верхневисочных и сужение нижневисочных квадрантов, более резкое на правом глазу. По совокупности, таким образом, отчетливо выявляются начальные изменения поля зрения в верхневисочных квадрантах на белый цвет. На красный цвет эти изменения резче выражены.

С января 1948 г. по июнь 1949 г. больной получил 3 курса рентгенотерапии, что не остановило прогрессирования процесса. От предложенного оперативного вмешательства больной отказался.

Наблюдение за больным велось в течение 4,5 лет. 29/I 1949 г. острота зрения с той же коррекцией на правом глазу 0,7, на левом 0,4. Глазное дно без перемен. В поле зрения (рис. 31)

Pис. 31

при исследовании белой меткой в 5 мм сужение в верхневисочном квадранте правого глаза, границы поля зрения левого глаза нормальны. При исследовании белой меткой в 1 мм — сужение в верхневисочных квадрантах и парацентральные битемпоральные скотомы там же. На красный цвет полная битемпоральная гемианопсия. По сравнению с данными предыдущего исследования отмечается более резкое сужение границ в верхневисочных квадрантах на белый цвет и полное выпадение раньше только суженных нижневисочных квадрантов на красный цвет. 30/V 1949 г. острота зрения и глазное дно без перемен. В поле зрения (рис. 32)

Pис. 32

дальнейшее сужение границ на белый цвет в верхневисочных квадрантах. Битемпоральные скотомы стали больше. Верхний край скотом почти сливается с периферическими границами. 18/V 1950 г. острота зрения и глазное дно без перемен. В поле зрения (рис. 33)

Pис. 33

при исследовании белой меткой в 5 мм границы сужены во всей височной половине, резче — в верхневисочных квадрантах. При исследовании белой меткой в 1 мм отмечается полное выпадение верхневисочных и сужение нижневисочных квадрантов. Кроме того, в нижневисочных квадрантах, в их верхних половинах,— обширные центральные скотомы. На красный цвет попрежнему полная битемпоральная гемианопсия. По сравнению с предыдущим исследованием отмечается полное выпадение верхневисочных квадрантов на белую метку в 1 мм и значительное нарастание изменений поля зрения в нижневисочных квадрантах. 24/VIII 1951 г. глазное дно и острота зрения без перемен. В поле зрения (рис. 34)

Pис. 34

имеется почти полная битемпоральная гемианопсия на белый цвет и полная битемпоральная гемианопсия на красный цвет. На белый цвет в нижневисочных квадрантах у нижнего конца вертикального меридиана сохранились только незначительные участки поля зрения. К 24/VIII 1951 г. и эти небольшие участки поля зрения в височных половинах выпали и установилась полная битемпоральная гемианопсия на белый и красный цвета при нормальных носовых границах (рис. 35).

Pис. 35

При дальнейшем наблюдении на протяжении 9 месяцев глазное дно, острота зрения и поле зрения оставались без перемен.

Данное наблюдение представляет интерес во многих отношениях. В нем отчетливо выявляется типичная динамика изменений поля зрения, описанная нами выше. Видно, как начальные изменения прежде всего проявляются в верхневисочных квадрантах, постепенно нарастают и затем захватывают нижневисочные квадранты. Это относится как к сужению границ, так и к битемпоральным скотомам. Даже в поздней стадии процесса, когда имелась уже почти полная битемпоральная гемианопсия, это продвижение изменений поля зрения сверху вниз можно распознать потому, что последними в височных половинах поля зрения сохранились небольшие участки снизу, у вертикального меридиана. Типичным является и то обстоятельство, что с тех пор, как была установлена полная битемпоральная гемианопсия (при дальнейшем наблюдении на протяжении 9 месяцев) никаких новых изменений в поле зрения не обнаружено.

Характерно для аденом гипофиза также медленное течение процесса. От начальных изменений поля зрения в верхневисочных квадрантах до развития полной битемпоральной гемианопсии прошло 4 года. Наконец, отчетливо видно, что состояние поля зрения при. опухолях гипофиза является намного более надежным показателем прогрессирования процесса, чем глазное дно и острота зрения.

В отношении самой методики периметрии данное наблюдение показывает большое значение малой белой метки. Для выявления динамики изменений поля зрения белая метка в 5 мм слишком груба. С другой стороны, исследование на красный цвет слишком чувствительно, так как уже в начале наблюдения выявилась полная битемпоральная гемианопсия. При дальнейшем же наблюдении поле зрения на красный цвет оставалось без перемен. Только малая белая метка дала возможность проследить детали динамики изменений ноля зрения, как в отношении сужения границ, так и в смысле увеличения и продвижения скотом.

Динамику изменений поля зрения при распространении темпоральной скотомы на периферию показывает следующее наше наблюдение.

Наблюдение 29. Больная В-ва О., 50 лет, обратилась 23/IX 1948 г. в поликлинику Ленинградского института глазных болезней. Год тому назад заметила понижение зрения на оба глаза. При исследовании врачами поликлиники 2/III 1948 г. на правом глазу на белую метку в 5 мм обнаружена парацентральная темпоральная скотома (рис. 36),

Pис. 36

которая к 9/IX 1948 г. распространилась кверху и значительно расширилась книзу (рис. 37).

Pис. 37

При исследовании 23/IX 1948 г. найдено следующее. Правый зрачок немного шире левого. Реакция на свет и установку вблизи живая. Движения глазных яблок не ограничены. Соски зрительных нервов несколько одноцветны, границы отчетливы, артерии сужены. Острота зрения правого глаза 0,3, с коррекцией 0,6. Острота зрения левого глаза 0,08, с коррекцией 0,4. Поле зрения (рис. 38):

Pис. 38

на правом глазу выпала вся височная половина за исключением участка (от 40 до 90°) на периферии нижневисочного квадранта. На левом глазу сужение височной половины поля зрения (при исследовании белыми метками в 5 и 1 мм). На красный цвет полная темпоральная гемианопсия. Таким образом, изменения поля зрения, обнаруженные 23/IX, являются последствием дальнейшего распространения скотомы книзу.

При общем обследовании обнаружено увеличение размеров турецкого седла. Контуры его ровные, спинка резко истончена. В остальном ничего патологического не найдено. Эндокринных симптомов нет.

В данном случае типичным является сохранение на периферии височной половины участка поля зрения на правом глазу после распространения темпоральной скотомы кверху и книзу. Последнее соответствует приведенному выше описанию динамики развития битемпоральной гемианопсии при наличии скотом. Обращает на себя внимание резкая асимметрия в изменениях поля зрения обоих глаз.

Острота зрения при заболеваниях хиазмы на почве опухолей гипофиза в течение длительного периода остается нормальной или лишь немного понижается. Вызвано это тем, что опухоль, оказывая давление на медиальную часть нижней поверхности хиазмы, вначале не задевает папилло-макулярных пучков, которые расположены глубже и более латерально.

Мы среди 50 больных у 9 наблюдали остроту зрения выше 0,7 на обоих глазах, у 6 из них острота зрения обоих глаз была полной.

Полная или слегка пониженная острота зрения, как было указано выше, может наблюдаться и в тот период заболевания, когда имеются уже резко выраженные битемпоральные изменения поля зрения. В дальнейшем зрение медленно падает, и, если не проводится лечение, наступает слепота обоих глаз.

Лишь редко наблюдается быстро развивающееся понижение зрения. Так как понижение зрения наступает вследствие атрофии нервных волокон в хиазме, а офталмоскопически видимая атрофия зрительных нервов при этом появляется только через длительные сроки, то значительное, а иногда и резкое понижение зрения может иметь место и при нормальном глазном дне. Понижение остроты зрения отнюдь не всегда протекает равномерно на обоих глазах. Нередко наблюдается резкая разница в остроте зрения обоих глаз.

Среди 50 больных резкую разницу в остроте зрения мы наблюдали у 18. Из них у 8 при слепоте одного глаза на другом глазу острота зрения была 0,6—1,0, у остальных 10 разница в остроте зрения обоих глаз была 0,5 и больше. Значительная разница в остроте зрения обоих глаз имеет такое же объяснение, как и нередко наблюдающаяся асимметрия дефектов поля зрения.

Бэкэй на большом материале приводит следующие данные об остроте зрения при аденомах гипофиза. Из 232 больных с хромофобными аденомами понижение зрения на оба глаза наблюдалось у 68,5% больных, из них слепота одного глаза — у 17 и слепота обоих глаз — у 1 больного. Понижение зрения на один глаз отмечено у 27,2% больных, из них у 8 больных — слепота одного глаза. Нормальная острота зрения обоих глаз отмечалась у 4,3% больных.

Из 55 больных с эозинофильными аденомами понижение зрения на оба глаза наблюдалось у 43,6%; на один глаз — у 34,5%, нормальная острота зрения обоих глаз — у 21,9%.

Простая атрофия зрительных нервов при опухолях гипофиза бывает двусторонней или же в некоторой стадии процесса разбивается только на одном глазу, в то время как глазное дно второго глаза остается нормальным. Последнее является выражением того, что аденома гипофиза растет преимущественно в одну сторону.

Односторонняя простая атрофия зрительного нерва при опухолях гипофиза нередко является поводом для весьма тяжелых по своим последствиям диагностических ошибок. Ввиду отсутствия офталмоскопически видимых изменений со стороны зрительного нерва и сохранения хорошей остроты зрения второго глаза атрофия зрительного нерва в этих случаях часто рассматривается как односторонний процесс, не связанный с заболеванием хиазмы. Вследствие этого упускаются возможности лечения (рентгенотерапия или оперативное вмешательство), которые могли бы предотвратить резкое понижение зрения на втором глазу. Между тем на втором, как будто нормальном, глазу в таких случаях можно выявить изменения в височной половине поля зрения и тем самым установить хиазмальную природу процесса. Поэтому нужно взять за правило во всех случаях односторонней атрофии зрительного нерва тщательно исследовать поле зрения и на втором глазу.

У больных с односторонней атрофией зрительного нерва при заболеваниях хиазмы на почве опухолей гипофиза без надлежащего лечения в дальнейшем развивается атрофия зрительного нерва и на втором глазу.

Среди больных с опухолями гипофиза мы наблюдали следующее состояние глазного дна: простая атрофия зрительных нервов — у 23, простая атрофия зрительного нерва на одном глазу — у 6, глазное дно без изменений — у 21.

В отличие от других опухолей головного мозга при опухолях гипофиза застойные соски встречаются очень редко. Мы ни разу не наблюдали застойных сосков при опухолях гипофиза. Другие авторы приводят следующие данные. Юзефова, Черни и Гейнисман у 52 больных с опухолями гипофиза наблюдали застойные соски 3 раза, Меркулов у 71 больного — 1 раз. Скородумова у 70 больных — 3 раза. Бэкэй приводит следующие данные о состоянии глазного дна при опухолях гипофиза (табл. 29).

Таблица 29. Состояние глазного дна при опухолях гипофиза (по Бэкэю)

О. Н. Соколова среди 240 больных, оперированных в Нейрохирургическом институте имени Бурденко по поводу опухолей гипофиза, наблюдала следующее состояние глазного дна.

Гармс (Harms) в 1925 г. собрала по литературным источникам 652 случая клинически распознанных опухолей гипофиза и среди них 53 случая с застойными сосками. Подробный анализ этих случаев показал, что во многих из них (там, где диагноз основного заболевания был установлен на операции или на секции) развитие застойных сосков могло быть объяснено какими-нибудь осложняющими моментами или же диагноз опухоли гипофиза был неверным. На основании своих литературных изысканий, Гармс приходит к выводу, что застойные соски при неосложненной опухоли гипофиза представляют исключительно редкое явление.

В вопросе о застойных сосках при опухолях гипофиза два обстоятельства нуждаются в объяснении: почему при опухолях гипофиза так редко встречаются застойные соски и чем вызывается развитие застойных сосков в тех случаях, когда они все же наблюдаются.

Основную причину отсутствия застойных сосков при опухолях гипофиза следует усматривать в том, что эти опухоли лишь очень поздно приводят к повышению внутричерепного давления. Когда же повышение внутричерепного давления все-таки наступает, возникшая под влиянием давления опухоли атрофия зрительных нервов является дополнительным фактором, препятствующим развитию застойных сосков.

Бэр следующим образом объясняет отсутствие застойных сосков при опухолях гипофиза. Опухоль отдавливает кверху хиазму и внутричерепную часть зрительных нервов, вследствие чего нижняя поверхность нерва у выхода из канала отодвигается от костной стенки. В результате создаются условия, которые не препятствуют оттеканию тканевой жидкости по зрительному нерву в полость черепа и тем самым предотвращают развитие застойных сосков.

Редкие случаи развития застойных сосков при опухолях гипофиза объясняются некоторыми особенностями экстраселлярного распространения опухолей гипофиза. При росте за пределы турецкого седла опухоль гипофиза может расти в различных направлениях, в том числе и кверху. При росте кверху опухоль гипофиза может внедриться в полость третьего желудочка. Последнее приводит к повышению внутричерепного давления с развитием застойных сосков.

Скородумова приводит в этом отношении следующее интересное наблюдение. У больного была опухоль гипофиза. Развиваясь в полости турецкого седла, она начала расти кверху. Эта — вторая — часть опухоли помещалась в полости третьего желудочка и закрывала монроевы отверстия. Последнее обстоятельство и привело к повышению внутричерепного давления и развитию застойных сосков.

Бэкэй среди 292 случаев аденом гипофиза в 14 случаях (4,7%) наблюдал внедрение аденомы в полость третьего желудочка. Аденомы почти полностью блокировали третий желудочек и вызывали развитие водянки желудочков и повышение внутричерепного давления.

Соколова наблюдала застойные соски у 14 из 240 больных, оперированных по поводу опухолей гипофиза. Она разделяет их на три группы.

  1. Больные с застойными сосками, присоединяющимися к уже имеющемуся хиазмальному синдрому.
  2. Больные с застойным соском на одном глазу и первичной атрофией зрительного нерва на другом (синдром Фостера Кеннеди).
  3. Больные с застойными сосками, наблюдавшимися задолго до развития хиазмального синдрома.

К первой группе относятся 8 больных. У них застойные соски были вызваны повышением внутричерепного давления в результате внедрения опухоли гипофиза в третий желудочек.

Синдром Фостера Кеннеди наблюдался у 4 больных, отнесенных ко второй группе. Этот синдром характерен для большой опухоли гипофиза, вышедшей за пределы турецкого седла и растущей кпереди, по направлению к каналу зрительного нерва. Сдавливая внутричерепную часть зрительного нерва, опухоль на этой стороне приводит к его простой атрофии. В дальнейшем на второй стороне возникает застойный сосок.

К третьей группе относятся 2 больных с кистозно перерожденными опухолями гипофиза.

Аденомы гипофиза представляют собой доброкачественные, медленно растущие опухоли. Поэтому изменение поля зрения и понижение остроты зрения нарастают постепенно в течение длительного времени, большей частью на протяжении нескольких лет, не давая при этом никаких ремиссий. В редких случаях наблюдается атипичное течение заболевания, выражающееся в очень быстром понижении функций. Мы наблюдали острое течение заболевания у двух больных.

Это быстрое понижение зрения, развивающееся в течение нескольких дней, не может быть объяснено сдавлением хиазмы растущей опухолью. Наиболее вероятным является предположение о кровоизлиянии в опухоль. Последствием такого кровоизлияния должно быть быстро наступающее увеличение размеров опухоли, резко нарастающее давление на хиазму и зрительные нервы, в результате чего может наступить очень быстрое и значительное понижение остроты зрения. В пользу этого предположения говорит также и то обстоятельство, что у таких больных понижению зрения обычно предшествуют сильные головные боли, тошнота и рвота.

На возможность резкого понижения зрения в течение нескольких часов или дней у больных с опухолями гипофиза на почве кровоизлияния в опухоль указывает также Уолш (Walsh). Он приводит следующее наблюдение Беньямина. При офталмологическом исследовании больной, у которой в течение 2 лет наблюдались изменения со стороны турецкого седла, за 2 месяца до наступления слепоты не было обнаружено ничего патологического. Затем внезапно после резких головных болей, продолжавшихся несколько часов, развились множественные параличи черепномозговых нервов и в течение 36 часов больная ослепла на оба глаза. Вскоре больная умерла. На секции было обнаружено кровоизлияние в злокачественную аденому гипофиза. Вильбранд и Зенгер приводят следующие наблюдения Эйзенлора. У здоровой женщины после предшествовавших головных болей и рвоты в течение 3 дней развилась слепота обоих глаз. На секции обнаружено кровоизлияние в опухоль, расположенную в полости турецкого седла.

Не во всех случаях опухоли гипофиза приводят к заболеваниям хиазмы. Среди 50 наших больных у 3 отсутствовали зрительные расстройства. П. В. Эпштейн среди 120 больных с опухолями гипофиза, подтвержденными на операции или вскрытии, у 15 наблюдал отсутствие зрительных расстройств. Еще более часто это отмечается в работах других авторов. Юзефова, Черни и Гейнисман среди 52 больных выявили нормальное поле зрения у 11, Меркулов среди 74 больных — у 28. Бэкэй среди 287 больных с аденомами гипофиза отсутствие изменений поля зрения отмечал у 27 (9,5%). При этом у больных с хромофобными аденомами гипофиза нормальное состояние поля зрения встречается реже, чем у больных с эозинофильными аденомами. Так, среди 232 больных с хромофобными аденомами поле зрения было нормальным у 9 (3,8%), а среди 55 больных с эозинофильными аденомами у 18 (33,9%).

При тесном анатомическом соседстве гипофиза с хиазмой отсутствие изменений со стороны последней может быть обусловлено только особым стечением обстоятельств. Широко распространено мнение, согласно которому отсутствие этих изменений обусловлено тем, что опухоль растет книзу. Нам такое объяснение представляется неудовлетворительным. Хотя и возможно допустить, что опухоль растет преимущественно книзу, но трудно представить, чтобы одновременно она не росла в какой-то степени и кверху. Мы полагаем, что существенную роль играют при этом топографоанатомические варианты области хиазмы. В этом отношении имеют значение следующие три фактора: характер развития диафрагмы турецкого седла, размеры хиазмальной цистерны и варианты положения хиазмы по отношению к турецкому седлу. Плотная диафрагма турецкого седла в известной мере препятствует распространению опухоли гипофиза кверху и способствует росту опухоли книзу, по направлению к сфеноидальной пазухе. Наоборот, нежная диафрагма, пронизанная рядом отверстий, а также диафрагма в виде узкого ободка не препятствует росту опухоли кверху, по направлению к хиазме.

При малых размерах щелевидной хиазмальной цистерны даже небольшие опухоли гипофиза при росте кверху быстро приходят в соприкосновение с хиазмой. При большой хиазмальной цистерне опухоль гипофиза должна достигнуть значительных размеров, прежде чем окажет давление на хиазму.

Положение хиазмы по отношению к турецкому седлу также играет большую роль. При далеко отодвинутой кзади хиазме даже значительные опухоли гипофиза могут прорастать между зрительными нервами, не задевая хиазму.

Таким образом, отсутствие воздействий на хиазму при опухолях гипофиза имеет место при плотной диафрагме турецкого седла, крупной хиазмальной цистерне и резко отодвинутой кзади хиазме.

Мы наблюдали больного с типичной резко выраженной акромегалией, у которого, несмотря на 14-летнюю давность заболевания, глазное дно, острота зрения и поле зрения были нормальными.

Для лечения опухолей гипофиза применяются рентгенотерапия и хирургическое вмешательство.

В русской литературе впервые о благоприятном эффекте рентгенотерапии при опухолях гипофиза сообщили в 1928 г. М. М. Неменов и А. Югенбург. При лечении 29 больных (из них 18 с акромегалией и 11 с адипозогенитальной дистрофией) авторы отмечали повышение остроты зрения и улучшение состояния поля зрения. Вскоре после этого появилось сообщение Юзефовой, Черни и Гейнисман и работа Меркулова. Юзефова, Черни и Гейнисман применяли ретгенотерапию у 52 больных, которые распределялись на следующие 3 группы: с акромегалией — 17 больных, с адипозогенитальной дистрофией—12 и с офталмической формо — 23. Наилучшие результаты были получены, как это отмечают и другие авторы, при акромегалии. Улучшение это относится главным образом к общемозговым и глазным симптомам. Эндокринные симптомы мало поддаются обратному развитию. Благоприятные результаты были получены также при адипозогенитальной дистрофии. Хуже всего результаты при офталмической форме. Улучшение при ней наступило у 7 из 23 больных, без перемен было у 8, ухудшение отмечено у 8. К аналогичным выводам приходит и Меркулов на основании лечения 71 больного (акромегалия— у 35, адипозогенитальная дистрофия — у 10 и офталмическая форма — у 26). В последнее время об отдаленных результатах рентгенотерапии при опухолях гипофиза со сроками наблюдения от 1 года до 13 лет сообщила М. Д. Гальперина.

Как видно из этих данных, и при учете отдаленных результатов эффективность рентгенотерапии при акромегалии очень высока. В отличие от этого, при адипозогенитальной дистрофии результаты неудовлетворительны. Как отмечает Гальперина, эти неблагоприятные результаты обусловлены, возможно, тем, что больные с адипозогенитальной дистрофией уже в начале лечения были в тяжелом состоянии. Овергоф и Зекман (Overhof, Sekmann) также отмечают благоприятные результаты от рентгенотерапии при опухолях гипофиза, протекавших с битемпоральной гемианопсией. Среди 100 леченных больных значительное улучшение наступило у 79. У 21 больного имели место небольшое улучшение, ухудшение, или же процесс оставался без перемен.

В ряде исследований имеются указания на то, что при рентгенотерапии в качестве осложнения развиваются катаракты. Так, Тиль (Thiel) сообщает о 7 случаях рентгеновских катаракт, наблюдавшихся им через 1—4 года среди 23 больных, получавших рентгенотерапию. Меркулов наблюдал такие катаракты у 2 среди 75 больных. В позднейших работах упоминаний об этом осложнении не имеется, вероятно, в связи с усовершенствованием методики облучения.

Современная методика рентгенотерапии состоит в длительном облучении дробными дозами от 150 до 200 r на поле с 4 полей (2 височных поля и по 1 лобному и затылочному). Общая доза на поверхность каждого поля от 1200 до 2000 r.

Результаты рентгенотерапии бывают лучше всего при опухолях гипофиза, протекающих с заболеваниями хиазмы в сочетании с акромегалией. Хуже поддаются лечению опухоли, протекающие без эндокринных симптомов, а также и при адипозогенитальной дистрофии.

Под нашим наблюдением было 23 больных, у которых проводилась рентгенотерапия при опухолях гипофиза, сопровождавшихся заболеванием хиазмы. По сопутствующим симптомам больные распределялись следующим образом: акромегалия — у 3, адипозогенитальная дистрофия— у 1, без эндокринных симптомов— 19. Повышение остроты зрения и расширение поля зрения после лечения отмечалось у 10 (без эндокринных симптомов и при адипозогенитальной дистрофии); у 8 больных наступило ухудшение и у 5 процесс остался без перемен.

Эффективность рентгенотерапии обычно выясняется довольно быстро. В тех случаях, когда облучение эффективно, уже после первого курса рентгенотерапии наступает повышение остроты зрения или расширение поля зрения. В других случаях улучшение сказывается в том, что приостанавливается падение функций, имевшее место до лечения. Если первый курс обусловил улучшение функций или же приостановил падение их, то показаны повторные курсы. Если же первый курс рентгенотерапии не дал никакого эффекта, то можно отказаться от применения этого метода лечения, так как обычно дальнейшее применение его оказывается бесполезным.

В период восстановления функций после лечения не наблюдается строгого параллелизма между повышением остроты зрения и расширением поля зрения. Нередко отмечается значительное восстановление выпавших участков поля зрения, но острота зрения не повышается. Состояние поля зрения является наиболее надежным показателем эффективности рентгенотерапии. Поэтому при наблюдении за больными, получающими рентгенотерапию, необходим тщательный и регулярный контроль за полем зрения. Восстановление выпавших участков поля зрения в результате лечения совершается большей частью в определенной последовательности, а именно — в порядке, обратном их выпадению при прогрессировании заболевания. Сперва восстанавливаются те участки, которые выпали последними. В последнюю же очередь восстанавливаются участки, выпавшие в начале заболевания. Это обстоятельство отмечает также Трэкуер. Такой порядок процесса восстановления объясняется тем, что легче всего восстанавливается функция тех волокон, которые меньше всего пострадали. Волокна, пострадавшие в начале заболевания, сильнее всего повреждены. В связи с этим их функции восстанавливаются труднее и в более поздние сроки. Следует отметить, что рентгенотерапия дает хороший результат не только в начале заболевания, но также и в далеко зашедших случаях.

Ниже приводится наше наблюдение, показывающее эффективность рентгенотерапии и течение процесса восстановления.

Наблюдение 30. Больная Л-ва Е., 55 лет, обратилась 20/II 1947 г. в поликлинику Ленинградского института глазных болезней. В начале 1945 г. заметила понижение зрения. В феврале 1945 г. в одном из глазных лечебных учреждений были установлены атрофия зрительных нервов и битемпоральная гемианопсия. Данные общего исследования 20/II 1947 г. RW в крови отрицательная. Турецкое седло увеличено преимущественно в передне-заднем размере. Стенки его истончены, эндокринных симптомов нет. Зрачки равномерны. На правом глазу реакция на свет удовлетворительная, на левом глазу прямая реакция на свет отсутствует, содружественная реакция сохранена. Движения глазных яблок не ограничены. Соски зрительных нервов бледные, границы отчетливы, артерии сужены. Явления атрофии резче выражены на левом глазу. Острота зрения правого глаза 0,4, с коррекцией 0,6; острота зрения левого глаза равна неуверенному светоощущению. В поле зрения правого глаза (рис. 39)

Pис. 39

имелась полная темпоральная гемианопсия с сохранением области желтого пятна в пределах 5°. Носовая половина поля зрения резко сужена до 10—20°. В дальнейшем больная получила 4 курса рентгенотерапии. После первого курса рентгенотерапии 13/V 1947 г. появилось небольшое расширение носовой половины поля зрения (рис. 40).

Pис. 40

После второго курса рентгенотерапии 2/IV 1948 г. отмечалось резкое расширение носовой половины поля зрения почти до нормы (рис. 41)

Pис. 41

(при исследовании белыми метками в 5 и 2 мм имелось лишь небольшое сужение в нижненосовом квадранте). После третьего курса рентгенотерапии 16/XII 1948 г. отмечалось повышение остроты зрения на правом глазу до 0,7; острота зрения левого глаза равна 0. В поле зрения попрежнему держалась полная височная гемианопсия. В дальнейшем из-за плохого общего состояния лечение не проводилось до 1951 г., но восстановление поля зрения на правом глазу продолжалось. 31/I 1950 г. (рис. 42)

Pис. 42

носовая половина поля зрения несколько сужена снизу. Восстановился небольшой участок в нижневисочном квадранте. 7/VII 1950 г. (рис. 43)

Pис. 43

отмечается дальнейшее значительное восстановление височной половины поля зрения, резче в нижневисочном квадранте. На белый цвет сужение височной половины, резче в верхневисочном квадранте. Вследствие преимущественного восстановления периферии поля отмечается обширная парацентральная абсолютная скотома в височной половине, сверху она почти сливается с периферическим сужением. На красный цвет полная темпоральная гемианопсия. 14/XII 1950 г. выявлено, что скотома в нижневисочном квадранте почти полностью исчезла, лишь немного переходит книзу за горизонтальный меридиан (рис. 44).

Pис. 44

В верхневисочном квадранте скотома значительно уменьшилась. После четвертого курса рентгенотерапии (11/V 1951 г. и 21/II 1952 г.) острота зрения правого глаза повысилась до 0,9, острота зрения левого глаза равна 0. В поле зрения правого глаза (рис. 45)

Pис. 45

отмечается дальнейшее восстановление височной половины. При исследовании белой меткой в 5 мм границы височной половины поля зрения лишь немного сужены. При исследовании меткой в 1 мм определялись секторовидное сужение верхневисочного квадранта и небольшая абсолютная парацентральная скотома. На красный цвет расширение височной половины поля зрения до 10°.

Глазное дно за все время наблюдения оставалось без перемен.

Это наблюдение представляет интерес во многих отношениях. Прежде всего оно показывает, что и в далеко зашедших, запущенных случаях рентгенотерапия может дать весьма значительное улучшение функций. В данном случае в течение длительного периода прогрессивно расширялось поле зрения, в то время как острота зрения оставалась без перемен; последняя стала повышаться лишь в более позднем периоде. Такой процесс восстановления является типичным и поэтому-то так важно регулярное наблюдение за состоянием поля зрения.

Восстановление происходит обычно в порядке, обратном процессу выпадения отдельных участков поля зрения. В данном случае сперва началось расширение носовой половины поля зрения. В дальнейшем, когда носовая половина поля зрения стала нормальной, началось восстановление височной половины поля зрения. Последнее с нижневисочного квадранта перешло на верхневисочный квадрант. В заключительной стадии восстановления (на белый цвет) только в верхневисочном квадранте остались небольшие изменения. Выше было указано, что при развитии битемпоральной гемианопсии в типичных случаях последними выпадают небольшие участки нижневисочных квадрантов у нижнего конца вертикального меридиана. В данном случае мы видим, что этот участок височной половины поля зрения восстановился первым.

Мы уже говорили, что в случаях битемпоральной гемианопсии, протекающей с развитием скотом, последние сперва появляются в верхневисочных квадрантах и затем переходят в нижневисочные квадранты. В данном случае центральная скотома, возникшая в процессе восстановления поля зрения, сперва занимала оба височных квадранта, в дальнейшем она исчезла сперва в нижневисочном квадранте, а затем значительно уменьшилась и в верхневисочном.

Хорошие результаты дает оперативное вмешательство, состоящее в удалении опухоли гипофиза. В первое время, когда хирургия области турецкого седла была еще недостаточно разработана, опухоли гипофиза удаляли транссфеноидальным путем по методу, разработанному Гиршем. Подход к гипофизу осуществлялся через сфеноидальную пазуху и дно турецкого седла. В настоящее время этот метод оставлен, и подход к гипофизу осуществляется путем костнопластической трепанации черепа в лобно-теменной области с приподниманием лобной доли. Эта операция очень сложна и предъявляет большие требования к нейрохирургу, так как приходится оперировать в глубине на основании мозга поблизости от крупных сосудов виллизиева круга и при этом извлекать опухоль из-под хиазмы и зрительных нервов. В опытных руках операция дает хорошие результаты, но довольно велик еще процент летальности.

Оперативное вмешательство дает улучшение не только в начальной стадии заболевания, но также при далеко зашедшем процессе со значительным понижением функций. При этом нередко как восстановление выпавших участков поля зрения, так и повышение остроты зрения может быть весьма значительным. Как указывает Бэкэй, при хромофобных аденомах с различными формами битемпоральной гемианопсии у 22 больных после операции поле зрения стало нормальным. Об очень хорошем эффекте операции свидетельствует следующее наше наблюдение.

Наблюдение 31. Больной Л-а В., 22 лет, поступил в ЛНХИ 6/II 1951 г. с жалобами на резкое понижение зрения. При поступлении на военную службу в 1950 г., по словам больного, острота зрения обоих глаз была 1,0. В сентябре 1950 г. заметил резкое понижение зрения на правый глаз. По словам больного, острота зрения правого глаза была меньше 0,1. В декабре зрение стало постепенно падать и на левом глазу. При исследовании найдено следующее: небольшая анизокория, правый зрачок шире левого; реакция зрачков на свет и установку вблизи удовлетворительная; движения глазных яблок не ограничены; глазное дно обоих глаз без изменений. Острота зрения правого глаза 0,02; левого 0,08. Рефракция обоих глаз эмметропическая. В поле зрения (рис. 46)

Pис. 46

на белый цвет почти полная битемпоральная гемианопсия; на правом глазу, кроме того, центральная скотома. Цвета не различает.

Эндокринных расстройств нет. На рентгенограмме черепа отмечается разрушение турецкого седла, характерное для опухоли гипофиза. 16/II—операция. Удалена опухоль гипофиза. Кпереди от хиазмы выпирала бугристая опухоль, раздвигающая зрительные нервы, приподнимающая и оттесняющая кзади хиазму Опухоль распространялась в обе стороны от зрительных нервов. Правый зрительный нерв был окутан тканью опухоли. Гистологически установлена хромофобная аденома гипофиза. Послеоперационное течение без осложнений.

2/III острота зрения правого глаза 0,6; левого 0,9. 6/III в поле зрения (рис. 47)

Pис. 47

нерезкое битемпоральное сужение, более значительное на красный цвет. 14/III острота зрения обоих глаз 1,0. Глазное дно обоих глаз без изменений. 23/III границы поля зрения на белый цвет нормальны. Небольшое сужение границ на красный цвет без гемианопического уклона. 30/V глазное дно, острота зрения и поле зрения без отклонений от нормы.

В данном случае отмечалось очень резкое и быстрое восстановление функций пос

Заболевания гипоталамо-гипофизарной системы, к которым относятся различные виды аденом гипофиза, бросают вызов врачам общей практики. Их бывает сложно диагностировать, особенно если признаки, описанные в учебниках эндокринологии, выражены неравномерно, а некоторые вовсе отсутствуют. Можно сказать, что многие пациенты безуспешно ходят по участковым терапевтам, а те не находят повода отправить такого человека на консультацию к эндокринологу. И, только когда возникают неопровержимые доказательства, или необходимость оперативного вмешательства, такой человек получает адресную медицинскую помощь, хотя это можно было сделать значительно раньше.

Такая ситуация связана со сложностью клинических симптомов. Аденомы гипофиза могут вызывать полностью противоположные проявления, или вообще может не быть никаких признаков, если речь идет о гормонально неактивном образовании, которое не растет и не вызывает компрессии. Аденома гипофиза – что это? Насколько опасно, и как можно ее вылечить?

Что такое аденома гипофиза?

как болят глаза при аденоме гипофиза

Общий вид + фото

Конечно, многие уже догадались, что никакого одного общего заболевания, которое так называется, просто не существует. Аденома – это опухоль из железистой ткани. Гипофиз – это настоящий «завод», который производит много различных гормонов, с самыми разными эффектами. Поэтому аденома гипофиза – это не диагноз, а лишь начало его формулировки.

Так, к аденомам гипофиза относят пролактиному, соматотропиному, тиреотропиному, кортикотропиному, гонадотропиномы. Это все аденомы, появившиеся в различных отделах гипофиза и нарушившие секрецию его различных гормонов. Образно говоря, такие гормонпродуцирующие опухоли проявляют себя тем, что существенно повышают концентрацию тропных гормонов гипофиза в плазме крови, и обнаруживают себя по чрезмерным гормональным эффектам.

  • Именно эти эффекты и являются маркерами, которые проявляются различными симптомами.

Но бывает так, что аденома, несмотря на то, что это – железистая опухоль, не затрагивает структуры, синтезирующие гормоны. Тогда человек счастливо избегает симптомов эндокринных заболеваний, но это не означает, что ситуация безопасна. Такая опухоль может вызвать другие проявления – ведь аденома гипофиза это опухоль мозга. При этом нужно помнить, что гипофиз разделен на передний, средний и задний отдел. В заднем отделе иная структура ткани, поэтому аденомой также можно назвать опухоль в его среднем и переднем отделах.

Немного о тропных гормонах

Чтобы было понятнее, следует пояснить, какие гормоны синтезируются гипофизом у женщин в норме. Соответственно, станет понятнее, как проявляются симптомы различных новообразований железистой ткани.

Известно, что железы внутренней секреции, например, щитовидная железа, вырабатывает гормоны. Но она подчиняется командам из гипофиза. Он вырабатывает целый ряд тропных гормонов, которые регулируют активность желез внутренней секреции на периферии. Так, гипофиз синтезирует:

  • ТТГ – тиреотропный гормон, который регулирует функцию щитовидной железы (основной обмен, температура тела);
  • СТГ – соматотропный гормон, отвечающий за рост организма;
  • АКТГ – адренокортикотропный гормон. Он регулирует действие коры надпочечников, которые сами способны вырабатывать целый ряд гормонов (кортикостероиды);
  • ФСГ, или фолликулостимулирующий гормон. Относится к регуляторам половых желез: у женщин происходит созревание яйцеклеток;
  • ЛГ, (лютеинизирующий гормон). Регулирует количество эстрогенов у женщин.

И каждый из этих тропных гормонов вырабатывается своим участком гипофиза. Соответственно, при возникновении аденомы, какой – либо из этих процессов нарушается, и появляются симптомы. Но сложность в том, что аденомы не растут точно по границам «раздела полномочий».

Так, соматотропинома может не только вызывать типичную клинику, но и сдавить кровеносные сосуды, питающие другие отделы гипофиза. Тогда возникнет «мозаичная симптоматика».

Кроме того, может возникнуть как клиника избытка гормона, так и его недостатка. Все зависит от локализации и характера опухолевого роста. Это приводит к значительным затруднениям в диагностике, особенно в условиях приема «замученного» отчетами участкового терапевта. Следует помнить, что метаболизм женского организма имеет большую гормональную напряженность, чем у мужчин, в связи с регулярными изменениями менструального цикла.

Радует, что аденомы, несмотря на множество неприятностей, которые они вызывают, почти всегда доброкачественные. Злокачественные новообразования – аденокарциномы – встречаются редко, и чаще всего к этому склонны кортикотропиномы. Они дают метастазы, и имеют наихудший прогноз относительно качества жизни.

Многих заинтересует вопрос: а кто регулирует выработку тропных гормонов? Это происходит в гипоталамусе – вышележащем отделе, который является «генеральным штабом» всей эндокринной системы. Он вырабатывает рилизинг – факторы, которые и заставляют в норме гипофиз управлять эндокринной системой, а она, в свою очередь – всем организмом.

Причины возникновения аденомы

Почему возникают аденомы гипофиза? А почему появляются опухоли вообще? Вопрос до сих пор открыт. К развитию данной патологии может привести все, что угодно. По статистике, наиболее часто встречаются следующие причины возникновения новообразований:

  • Черепно-мозговая травма;
  • Различные нейроинфекции, в том числе, специфические (менингит, энцефалит, нейросифилис);
  • Внутриутробная патология;
  • Вследствие длительного применения у женщин оральных контрацептивов;
  • При повышенной активности гипоталамуса, если железы на периферии снижают свою активность. Избыток рилизинг – факторов может привести к избыточному росту железистой ткани гипофиза. Это может быть, например, при гипотиреозе.

Чаще всего, эта патология появляется у женщин репродуктивного возраста, а также в период климакса. В пожилом и старческом возрасте встречается гораздо реже. Наиболее вероятный возраст – 30 – 50 лет.

В чем опасность образования?

Аденома гипофиза головного мозга может трансформироваться в злокачественную опухоль. При этом она быстро прорастает весь гипофиз, нарушая его функцию. Развивается кахексия, как признак пангипопитуитаризма (резкое снижение функции всех отделов гипофиза). Появляются метастазы в другие участки мозга, разрушается турецкое седло (часть основной кости черепа, где размещен гипофиз).

Если опухоль доброкачественная, она может вызывать симптомы различных эндокринных заболеваний, например, тяжелого тиреотоксикоза с кризовым течением, (при тиреотропиноме).

В том случае, если опухоль растет «сама по себе» и не меняет гормональный фон, то она вызывает различные расстройства зрения и неврологическую симптоматику, о которой будет рассказано ниже.

Симптомы и признаки аденомы гипофиза

как болят глаза при аденоме гипофиза

Как распознать первые признаки опухоли?

Для удобства диагностики врачи выделяют несколько синдромов, которые свидетельствуют о различных зонах роста и поражения.

Общие симптомы

Так, врачу могут встретиться следующие признаки опухолевого роста в зоне гипофиза (вначале перечисляем общие, свойственные как для гормонально – активных, так и неактивных опухолей):

  • Изменение и сужение полей зрения.

Гипофиз облегают зрительные нервы, перекрест зрительных путей, и зрительные тракты. Чаще всего выпадают боковые поля зрения, по типу «шор» у лошади. Такая женщина не сможет водить автомобиль, поскольку для того, чтобы посмотреть на зеркало заднего вида, нужно прямо посмотреть на него, повернув голову;

  • Синдром цефалгии, или головной боли.

Поскольку в головном мозге нельзя прибавить объем (череп — замкнутый шар), то повышается давление. Возникает головная боль в области носа, лба, глазницы. Возможна боль в висках. Эта боль туповатая и разлитая. Пациентки не показывают пальцем, «где болит», а проводят ладонью;

  • При росте аденомы вниз возможны трудности с носовым дыханием, а при злокачественном прорастании костей – появление кровотечения из носа и даже ликвореи, в случае прорыва мозговых оболочек.

Симптомы гормонально – активных опухолей

Гормонально – активные опухоли могут начаться с вышеизложенных симптомов, но чаще манифестация заболевания начинается одним из следующих (или сразу несколькими) вариантами:

  • Потеря массы тела, раздражительность, плаксивость, чувство жара, сердцебиение, склонность к поносам, повышение температуры тела, возможное увеличение щитовидной железы при тиреотропиноме;
  • Внезапный рост носа, ушей, пальцев, что придает чертам гротескный вид. Внезапное появление симптомов диабета (жажда, похудание, кожный зуд), либо наоборот – ожирение, появление потливости и слабости. Это признак соматотропиномы. При раннем начале заболевания приводит к гигантизму;
  • Наличие кортикотропиномы у женщины приводит к развитию симптомов гиперкортицизма, которому посвящена отдельная статья. Возникает ожирение особого типа с тонкими руками и ногами, багровые стрии, лунообразное лицо, пигментация кожи. У женщин возникает гирсутизм, возникает остеопороз, повышается артериальное давление. Также может возникнуть и диабет.

Важно помнить, что появление этих симптомов чаще всего связано именно с появлением кортикотропиномы, а эта опухоль наиболее прогностически неблагоприятна в плане малигнизации, или озлокачествления.

  • Из аденом гипофиза, влияющих на функцию половых гормонов, у женщин чаще встречаются пролактиномы.

Классически пролактинома – это аменорея и галакторея. Иными словами – это прекращение менструаций, и появление выделений из сосков. Затем присоединяется бесплодие. Возникает угревая сыпь, наблюдается умеренное ожирение, резко снижается либидо, вплоть до аноргазмии. Волосы становятся сальными. У каждой пятой пациентки с пролактиномой возникают расстройства зрения.

Немного о диагностике

Не будем углубляться в принципы диагностики аденом гипофиза. Ясно, что в последнее время колоссальную роль стали играть визуализирующие методы исследования, и особенно МРТ. Поэтому резко возросло число «случайных находок».

Как правило, это гормонально – неактивные образования. Но обычно вначале женщина жалуется на эндокринные нарушения, изменения менструального цикла и попадает к терапевту, гинекологу, а если повезет – то сразу к эндокринологу.

«Альтернативный путь» — это посещение невролога. Если есть жалобы на головные боли, нарушение зрения, то, как правило, МРТ является неизбежным видом исследования. Затем требуется подтверждение гормональной активности опухоли, а окончательный диагноз – это биопсия операционного материала и гистологическая верификация. Только тогда можно быть уверенным в прогнозе.

Принципы лечения аденомы — всегда ли нужна операция?

Обычно все сразу начинают думать про операцию, и основной вопрос – это цена операции при аденоме гипофиза. Конечно, операция производится бесплатно (по закону), но иногда приходится довольно долго ждать, и все равно платить за сервисные услуги, поэтому многие платят за операцию. В среднем, классическое вмешательство (трансназальное) может обойтись от 60 до 100 тысяч рублей. Использование «киберножа» и других способов значительно дороже.

Если женщине повезло, и аденому обнаружили рано, то возможно консервативное лечение, или даже просто динамическое наблюдение. Так, если аденома гормонально неактивна, то можно наблюдать пациентку. Если она не увеличивается, то можно просто наблюдать.

В том случае, если у пациентки диагностирована соматотропинома или пролактинома, то возможно лекарственное лечение: эти типы опухолей хорошо «идут» на препаратах, которые стимулируют синтез дофаминовых рецепторов («Парлодел», «Бромокриптин»). В итоге снижается синтез гормонов аденомой, и остается ее наблюдать. Если она будет продолжать расти, то потребуется операция.

Если говорить об оперативном вмешательстве, то существуют разнообразные способы. Так, нейрохирурги используют трансназальное (через нос) и транскраниальное (путем трепанации черепа) вмешательство. Конечно, трансназальный доступ менее травматичен, но для этого опухоль не должна быть больше 4 – 5 мм.

В настоящее время большую популярность приобрел метод неинвазивной радиохирургии («кибер – нож»). Точность составляет 0, 5 мм. Направленное излучение точно уничтожает клетки опухоли, и не повреждает здоровую ткань.

После операции радикального удаления, аденома гипофиза способна к рецидиву в 13% случаев. Это зависит от типа опухоли, от ее локализации и от хорошего доступа. Именно хороший доступ позволяет полностью удалить это новообразование. Обычно в 85% случаев наступает полное излечение.

Зрительные функции (при наличии нарушений) восстанавливаются у 23 пациенток. Наиболее плохой прогноз при соматотропиноме и пролактиноме. Тут восстанавливается гормональная «норма» всего у 25% больных. Это значит, что нужно после операции нужно чаще продолжать наблюдаться у эндокринолога, и корригировать нарушения.

Иногда встречаются и осложнения после оперативного вмешательства. Наиболее часто возникают следующие последствия:

  • Повреждение зрительного перекреста, нерва или тракта и нарушение зрения. Бывает, если опухоль плотно спаяна с нервом;
  • Кровотечение из зоны операции. Именно оно может быть причиной летального исхода – по статистике, смертность составляет 5%. Но это суммарная смертность, в том числе при запущенных случаях и при поздней диагностике заболевания;
  • Инфицирование и развитие послеоперационного менингита и энцефалита.

В заключение нужно сказать, что прогноз при аденоме гипофиза у женщин зависит не столько от выбора типа лечения, сколько от ранней и своевременной диагностики с учетом всех симптомов. Ведь именно раннее подтверждение диагноза позволяет врачам «взять тайм – аут», и правильно подойти к лечению опухоли.

Метки: голова мозг опухоль

Одно из часто диагностируемых заболеваний головного мозга — аденома гипофиза. У женщин симптомы, лечение и прогноз зависят от вида опухоли, стадии и своевременной диагностики. Данная опухоль чаще всего появляется у женщин в возрасте 25-55 лет, дети подвержены заболеванию намного реже. До определенного момента болезнь протекает скрыто, поэтому диагностируется уже на поздней стадии, когда требуется хирургическое вмешательство.

Что такое аденома гипофиза?

Гипофиз — это один из главных эндокринных органов, он находится в головном мозге в отделе, который называется «турецкое седло». Эта железа отвечает за выработку гормонов, необходимых для нормального роста человека, его метаболизма и возможность зачать ребенка.

В гипофизе выделяют две крупные доли: переднюю (аденогипофиз) и заднюю (нейрогипофиз). Что такое аденома гипофиза. Это новообразование доброкачественного характера, которое формируется в передней доле железы (аденогипофизе) и формируется из железистой ткани органа.

В медицине принята классификация аденомы, которая подразумевает деление опухоли на гормонально активную и гормонально неактивную. Вторая не синтезирует гормоны, поэтому лечится исключительно методами, применяемыми в неврологии. Первая же, наряду с самим гипофизом, производит гормоны. Ее лечением занимаются эндокринологи совместно с неврологами.

как болят глаза при аденоме гипофиза

В основе классификации гормонально активных опухолей лежит гормон, который они продуцируют. На этом основании принять деление аденомы на:

  • Соматотропную.
  • Пролактиновую.
  • Гонрадотропную.
  • Тиреотропную.
  • Кортикотропную.

Важно! Если аденома синтезирует два или более гормонов, то она называется смешанной.

Источник: к содержанию ↑Причины аденомы гипофиза у женщин

До си пор врачам не удалось установить точную причину появления новообразования. Медики склонны считать провоцирующими следующие факторы:

  1. Травмы головы.
  2. Нейроинфекции (энцефалит, менингит, полиомиелит).
  3. Гипоксию плода.
  4. Родовые травмы.

Важно! У женщин, постоянно принимающих гормональные противозачаточные таблетки, аденома гипофиза диагностируется намного чаще, чем у тех, кто эти таблетки не принимает.

Также опухоль может быть вторичной. Это обусловлено тесной взаимосвязью гипофиза и гипоталамуса. Сначала повреждается гипоталамус, вследствие этого происходит чрезмерная стимуляция гипофиза, избыточный рост его клеток, из которых в последствие формируется новообразование. Это наблюдается у пациенток с гипотиреозом или гипогонадизмом.

к содержанию ↑Симптомы аденомы гипофиза у женщин

Гормонально неактивное новообразование давит на структуры мозга, ответственные за органы зрения. В результате у женщины возникают следующие признаки заболевания:

  1. Головная боль средней интенсивности, которая не купируется привычными анальгетиками. Она локализуется в лобной и височной частях. Если произошло резкое усиление боли, это может говорить о кровоизлиянии в опухолевые ткани или резком росте аденомы.
  2. Сужение поля зрения: пациент внезапно перестает видеть боковым зрением.
  3. Двоение в глазах.
  4. Ухудшение зрения.
  5. Сложности с вращением глазами.
  6. Затруднение носового дыхания по типу синусита.

При гормонально активной опухоли нарушается эндокринный обмен. Симптомы зависят от типа новообразования и органа, на который воздействует избыток гормонов.

Симптомы болезни в зависимости от типа аденомы:

Сильная жажда. Прекращение месячных. Усиленна кожная пигментация. Снижение или резкая прибавка в весе. Нарушение зрения.
Увеличение суточного диуреза. Бесплодие. Ожирение. Увеличение или уменьшение щитовидки. Затруднение движений глаз.
Повышение уровня сахара крови. Исчезновение либидо. Появление волос на лице и теле. Нарушение сердечного ритма. Исчезновение бокового зрения.
Избыточный вес. Появление прыщей. Слабость мышц. Боли в животе неясного генеза. Головные боли.
Появление зоба и нарушение деятельности щитовидки. Прибавка в весе. Увеличение живота. Раздражительность, утомляемость, апатия, бессонница. Повышение давления.
Повышенное потоотделение. Повышение давления и тахикардия. Слабость мышц.
Увеличение жирности кожи. Психические нарушения.
Полиневропатия (поражение периферических нервов)
Акромегалия (увеличесние размера кистей, стоп, лица).

Важно! Опухоль, синтезирующая кортикостероиды, является самой опасной, так как имеет тенденцию к злокачественному перерождению.

к содержанию ↑Как диагностировать?

В связи с множеством клинических проявлений диагностика аденому представляет определенные трудности. Зачастую симптомы связывают с болезнями глаз или ЛОР-патологиями и назначают некорректное лечение.

как болят глаза при аденоме гипофиза

Для точной постановки диагноза требуются следующие исследования:

  • Рентген турецкого седла.
  • КТ, МРТ головного мозга. Однако, слишком маленький размер опухоли делает ее выявление невозможным даже при помощи современных методов.
  • Проверка остроты зрения, состояния глазного дна (офтальмоскопия).
  • Чтобы уточнить характер гормонально активной опухоли, назначают исследование крови на гормоны гипофиза.

как болят глаза при аденоме гипофиза

Важно! Пациент может самостоятельно проверить поля зрения. Для этого нужно посмотреть в течение нескольких секунд смотреть на палец, затем перемещать палец в сторону. Если он сразу исчезает из поля зрения — это повод обратиться к врачу.

к содержанию ↑Лечение аденомы гипофиза

В терапии аденом гипофиза разных видов медики применяют следующие методики:

  1. Динамическое наблюдение. Если новообразование маленького размера, не увеличивается и не ухудшает состояние женщины, то врачи советуют только наблюдать и проводить регулярные обследования.
  2. Лечение медикаментами. Показано в случае микроаденом, продуцирующих пролактин или соматотропины. Этим пациентам назначают гормональные препараты, подавляющие избыточный синтез гормонов (Абергин, Парлодер). В результате устраняются негативные симптомы, улучшается состояние пациентки.
  3. Радиоволновая терапия. Используется для лечения микроаденом. При помощи радиоволнового воздействия проводят разрушение образования без негативного воздействия на другие структуры мозга. Сегодня широко применяют так называемый гамма-нож. Он обладает высокой точностью, полное выздоровление наблюдается в 90%.
  4. Хирургическое вмешательство. Этот метод считается самым эффективным для лечения больших аденом. Операции проводят с трепанацией черепа или с доступом через носовой ход с использованием эндоскопа. Последний является наименее травматичным, но подходит для аденом среднего размера. Если опухоль слишком большая (макроаденома), то не обойтись без обширной операции со вскрытием черепной коробки.
    как болят глаза при аденоме гипофиза

Существуют определенные риски и осложнения после операции:

  1. Повреждение зрительного нерва.
  2. Послеоперационное кровотечение.
  3. Инфицирование раны и сепсис.

Однако, эти осложнения связаны с нарушениями санитарных требований в ходе операции или большим размером образования.

Часто медики используют комбинацию средств терапии. Например, останавливают рост опухоли при помощи гормональных лекарств, затем прибегают к лучевой терапии, которая окончательно разрушает аденому.

к содержанию ↑Видео к содержанию ↑Последствия

Аденома гипофиза очень редко перерождается в злокачественную опухоль. Она не прорастает в соседние структуры. Однако, опасность образования в том, что оно может увеличиваться и сдавливать структуры мозга, что приводит к нарушению в них кровоснабжения и атрофированию участков.

Гормонально активные опухоли отрицательно влияют на весь организм, провоцируя различные клинические проявления, которые ухудшают качество жизни больных. Женщина может остаться бесплодной, у нее разовьется диабет или гипотиреоз.

к содержанию ↑Прогноз и профилактика

В большинстве случаев аденомы гипофиза хорошо поддаются лечению. Если опухоль маленького размера, то после оперативного удаления риск рецидива не превышает 10%, у больших опухолей этот риск значительно выше. Обычно рецидив возникает в течение 2 лет после лечения. Восстановление зрительных функций происходит у 70% пациентов.

В случае гормональных аденом полное выздоровление наступает лишь в 25% случаев, остальные пациенты вынуждены всю жизнь получать гормональную терапию.

  1. Профилактика заболевания заключается в следующем:
  2. Избегание травм головы и нейроинфекций.
  3. Чередование приема гормональных контрацептивов с другими средствами контрацепции.
  4. Прохождение регулярных профилактических осмотров.

Аденома гипофиза — наиболее часто встречающаяся доброкачественная опухоль. Прогноз лечения зависит от своевременности диагностики, корректного лечения и типа новообразования. Раннее выявление заболевания существенно увеличивает шансы на выздоровление.